Самбо и дзюдо. Сравнительный анализ систем борьбы

В нашей стране дзюдо и самбо всегда развивались совместно – все борцы боролись на соревнованиях и разряды выполняли по обоим видам. Итог этого закономерен – выработалось общее ядро техник, позволяющих добиваться результата в обоих видах, терминология приемов используется самбистская, методики тренировок часто сливаются. Причины на поверхности - после включения дзюдо в программу Олимпийских игр и начала его активного развития в СССР, дзюдо развивалось не с нуля, а именно путем переквалификации самбистов.

Тем не менее, даже современное дзюдо и современное самбо - внутренне очень различающиеся системы. Сформулирую свое видение так – борца можно подготовить по системе самбо и расширять навыки, используя дзюдо, либо подготовить по системе дзюдо и расширять навыки, используя систему самбо, но обучать самбо и дзюдо новичка одновременно невозможно. Даже подготовленный в обеих дисциплинах спортсмен внутри себя определяет основную базу – «я самбист, могу бороться «по дзюдо», либо «я дзюдоист, могу бороться «по самбо».


Именно эта сложность в обучении новичков навыкам борьбы одновременно по двум системам побудила меня в свое время анализировать их сходство и различия, в итоге приведя к убеждению, что понять и оценить их степень невозможно без рассмотрения, помимо
1. техники проведения приемов, еще и
2. правил соревнований, методик тренировки, специфики формы (все они не только определяются техникой, но и сами начинают очень сильно на нее влиять), а затем и
3. факторов культурного и исторического характера, как находящихся в аналогичной взаимной связи с п.п. 1. и 2..

Вопрос корней, преемственности и уровней общности самбо и дзюдо дает весьма широкое поле для теоретизирования. В данном случае выбрана следующая схема изложения:
за базовую предпосылку берется версия происхождение самбо непосредственно от дзюдо, как наиболее удобная для сопоставления.
Далее по отдельным «точкам различий» проводится оценка или реконструкция перехода от принципов дзюдо к новым принципам, принятым в самбо.
Причем важный момент – автор использовал, главным образом, свое понимание принципов каждого вида борьбы, проводя анализ «по сути изменений», т.е. как конечный пользователь этих видов, которому необходимо самому использовать эти принципы в спортивной и тренировочной деятельности.

Огромная популярность дзюдо в Японии имеет несколько уровней, и очень важный вплоть до сегодняшнего дня момент - авторитет дзюдо как школы воспитания в духе традиционных и универсальных ценностей, применимых и полезных в повседневной жизни, «интеллектуального дзюдзюцу» со своими позитивными принципами:

  • прилежность, гибкость, экономичность, хорошие манеры и этичное поведение — являются огромным благом для всех;
  • принцип сэйрёку дзэнъё, наиболее эффективного использования духовной и физической энергией в целях нападения или защиты, применимый ко всем сферам человеческой жизни
  • принцип "взаимного процветания" дзи-та кёэй.
  • гармоничное развития тела и духа как приоритет дзюдо в отличие он традиционного дзю-дзюцу или европейского спорта;


Все то, благодаря чему дзюдо получило часть «До».
Эта часть в России век назад воспринята не была абсолютно, не особенно воспринимается и сейчас. Дзюдо трактовалось как определенный тип борьбы - и все.
Причем, если при более позднем распространении карате, заимствовалась хотя бы внешняя атрибутика обучения – терминология на японском, поклоны, кимоно, атрибуты дзенских практик и т.д. (пусть без понимания сути, с восприятием на уровне «экзотической составляющей», но заимствовались), то в российском самбо и это не прижилось, а в российском дзюдо оказалось очень сильно «самбоизировано».

Система, созданная для гармоничного развития личности, в противовес европейскому спорту, превратилась в европейский спорт. То есть, ценности, заложенные в нее как базовые, на уровне ДО, либо не были оценены, либо не были восприняты учениками дзюдо на самом базисном уровне, на уровне различий культуры. Сейчас, когда благодаря восточным единоборствам российские последователи стали изучать дзен-буддизм и восточную традицию, происходит это совсем в других дисциплинах.

 

Дзюдо как стройная и цельная система проведения поединка, построенная на логичном и красивом принципе выведения из равновесия и броска.
Небольшое отступление. Вообще, складывается ощущение, что японскому менталитету свойственно упорядочивание окружающего мира на основе принципа «достаточного минимализма». Так же, как в традиционной живописи «главное – это не тушь, а пустое пространство», или как для понятия «красота» используется иероглиф «простота».
В японских стилях - и в дзюдо, и в айкидо, и в карате присутствует собственная понятная и четкая эстетика движений, не позволяющая спутать их друг с другом и с другими стилями, и основана она на сравнительно малом наборе принципов. Да, человека можно бросить через бедро или подхватом – но это будет не айкидо. А можно заломом кисти двумя руками – но это будет не дзюдо.
При этом возникает довольно интересная ситуация – сначала создавалась система единоборства на основе главного принципа, но поскольку она не позволяла решить весь спектр боевых задач, дополнительно изучалась еще и «не классическая техника» (как удары и приемы на кисть в дзюдо). Эта техника позволяет подготовить более универсального бойца, но все время как бы остается за скобками, не нарушая стройную красоту самой системы.
Теория классического дзюдо построена Д.Кано на основе отказа от традиционной идеи «движения ки» в пользу европейской логики и принципов физики – для броска необходимо вывести проекцию центра тяжести тела за площадь его опоры. Д.Кано широко использовал захваты за одежду и принцип рычага, по сути, рассматривая человека как некий цилиндр на плоскости. Если противник ведет себя иным образом, то необходимо привести его в это состояние сковывающим захватом. Что помогает не всегда - наверное, всякий изучавший дзюдо, сталкивался с появляющейся довольно естественно «новичковой» техникой защиты – «обмякании» тела в сочетании с прогибанием в подвижной пояснице. Человека тогда очень просто завалить скручиванием или «дворовым» запихиванием, но, используя классическую технику, бросить почти невозможно.
«Вся классическая техника дзюдо выполнятся из классического захвата – отворот – рукав, а все остальное приспособлено к дзюдо в процессе решения проблемы «кто победит». С действиями, которые постоянно уводят дзюдо от его классического варианта в другой вид единоборства, постоянно, методом изменения правил, ведется борьба (запрещения захватов за пояс, штаны, на одной стороне кимоно и т.д.) Из этих захватов правильно вывести из равновесия практически невозможно, и поэтому эти захваты считаются защитными. …».
Итак, в теоретической схеме дзюдо воздействие идет на двух уровнях – на ось плеч и на точку опоры, что влечет канонический двусторонний захват (за рукав и противоположный отворот). Отсюда и два главных принципа броска – фиксация оси плеч с выбиванием опоры и фиксация опоры со сдергиванием оси плеч. Соответственно, вперед, назад, вбок – но по этому принципу. Отдельная группа - броски, основанные на отрыве от точки опоры - приподнимании, включены, возможно, поскольку по механике движений и требуемым захватам хорошо комбинируются с приемами основного принципа.

Такова лаконичная красота теории бросковой техники дзюдо. Действительно, изящная схема.
Но эта схема в самбо тоже не перешла. Вот российские энтузиасты берут зацеп, но делают его с захватом за пояс и с прихватом ноги. Или с односторонним захватом. То есть, заимствуя форму приема без заимствования теоретической базы борьбы. Никакой лаконичной красоты стиля – все, что ее создателем Д.Кано было тщательно исследовано и отброшено как лишнее, не соответствующее принципам, в самбо вдруг возвращается и объявляется равноправным.
Почему?
Вообще интересна сама логика внесенных изменений ( «архаичное кимоно» заменила куртка, которая «выполнялась из более плотной ткани и имела пришивные пояса. Это позволяло делать захваты более жесткими, а борьбу более силовой». Вопрос: зачем «вести более силовую борьбу», когда главный принцип «дзю», из которого Кано выводил изящную теорию эффективности дзюдо, как раз и состоит в отказе от приоритета использования силы в пользу использования момента и движения соперника? Причем Д.Кано приводит принцип «дзю» не просто как способ, с помощью которого более слабый физически человек может победить более сильного, а как принцип рациональности: «Если бы я обладал большей силой, чем мой противник, я бы просто задавил его. Но даже если бы у меня были желание и сила для этого, все же лучше для меня самого было бы вначале уступить противнику, поскольку подобные действия значительно экономят мои силы».
То есть, российские последователи самбо уже не просто отказались от социо-культурной части «До», но и от основного борцовского принципа «Дзю». Основы «Ниппон Дэн Кодокан Дзюдо», как писалось на квалификационных удостоверениях Кодокана, что означает "лучшее будо Японии".

 

Казус? Или непонимание? Основной принцип борьбы дзюдо не понят? Или не то и не иное? Причем в современном самбо борьба действительно гораздо более силовая, чем даже в современном дзюдо, самбо пошло по «нелогичному» пути, даже если не привязывать анализ к приведенной цитате.
Во всем этом преобразовании можно увидеть вполне здравую логику, если исходить из ситуации, что изучавшие и развивавшие дзюдо люди не были новичками в борьбе. Например, была собственная методическая база, которую они не считали худшей или менее правильной. И новые технические действия просто встраиваются в имеющуюся базу, не взирая на искажения формы и сути.
Существование собственной методической базы делает понятным быстрый отказ от додзе, татами, кимоно в пользу спортивного зала, борцовского ковра, борцовок и в том числе – значительно возросшую роль борьбы в партере (да и сам термин оттуда). У российских борцов базой, скорее всего, была классическая (вернее, тогда французская борьба + вольно-американская, на смену которым со временем пришла тройка классическая – вольная - самбо). Для борцов, привыкших долго и упорно зарабатывать очки в партере в классике, естественно не упускать возможности «повозиться», «дожать» соперника, благо умение плотно контролировать противника “на земле” уже наработано. В классике – и самбо – стойка и партер как технические действия не противопоставляются. В отличие от дзюдо, в котором Д.Кано рекомендовал изучать технику борьбы лежа только после приобретения основательного опыта бросковой борьбы («выполнение бросков более ценно как для физического развития, так и для духовной подготовки»), а при отсутствии достаточного времени на освоение всех приемов– изучать только бросковую технику.
Это различие даже современного дзюдо и самбо проявляется и сейчас даже на уровне методики и изучаемой техники. Все современные книги по дзюдо в качестве техники партера приводят удушающие, удержания и болевые – то есть, атаки только «раскрытого» соперника. В учебниках же по самбо очень подробно разбираются подготовительные действия – перевороты, переводы и прочее, в том числе, без захватов за одежду.

 

Именно наличие «своей» борцовской базы – разумное объяснение отказа от принципа контроля противника по «оси плеч», разработанному Д.Кано. Иначе следует принять точку зрения, что ученики В.Ощепкова просто ничего не поняли в строгой и логичной системе, либо нисколько ее не оценили. Причем «не оценили» не в восточном смысле, прививаемом в Японии (приоритет ценности дзюдо над ценностью борца - «высшая ценность дзюдо сама по себе не меняется от личной победы или поражения», при которой изучаемая техника «консервируется» ради сохранения традиции), а на уровне эффективности борцовского поединка.
И здесь уже есть момент сцепки с упоминавшимися выше факторами культурного порядка - не оценили по причине иного понимания природы и сути противоборства. Для европейца и для россиянина борьба – это борьба, в ней главное – определить победителя, а «мера силами» и «игра мускулами» - непременная составляющая европейского понимания борьбы, возможно, со времен тяжеленного военного снаряжения. В классике просто отступивший назад или сбитый на колени борец проигрывает балл, даже в борцовском трактате Ф.Фон Ауэросвальда (Саксония, 1537г.) такие действия называются «выгодный шаг» и сведены в целую группу. То есть, броски – это не вся борьба, а ее кульминация, высшая часть.
В дзюдо же борьба не есть мера сил, а состязание в уровне овладения техникой. Не соревнование, а развитие - главное в рандори, Д.Кано даже требует проводить рандори в высокой стойке, способствующей освоению классической техники, хотя и ослабляющей защиту. Соревнование проводится в уровне овладения принципом дзю, в степени продвижения по пути познания «До», причем огромное значение имеет фактор преемственности традиций .
Разное понимание целей борьбы и смысла ее изучения серьезнейшим образом определило принципиальную двигательную схему и состав приемов двух видов борьбы. То, что было заимствовано, заимствовалось по принципу дополнения имеющегося, без замещения, точно так же, как и в случае социо-культурного фона дзюдо. Трудно подобрать подходящий термин для этого уровня различий, предварительно можно сказать, что два вида борьбы различаются стратегически.

Остановимся подробнее на довольно узком различии в технике выведения из равновесия. То, что в самбо равносильными рассматриваются односторонний захват и даже захват только одной рукой, приводит к использованию выведения из равновесия «нависанием» и «задавливанием» для всего арсенала бросков – подсечек, подножек, подхватов, зацепов.
Более интересно другое – разный механизм выведения из равновесия в двустороннем классическом захвате. В самбо одна и та же механика движений используется и в двустороннем и в одностороннем захвате – выведение локтя под мышку противоположной руки.
В классическом дзюдо этот способ- исключение – он есть только в броске сеои-наге. Для всех подхватов и подножек в процессе выведения из равновесия локоть руки отводится вверх –в сторону, как при бросках назад, так и при бросках вперед.
Именно отсюда, плюс жесткая фиксация куртки поясом и более плотный покрой куртки,
так же вытекает техника «вязкой борьбы» в самбо, отсутствующая в дзюдо. Поскольку после выведения из равновесия с заведением локтя под мышку бросок возможен вперед и назад, появляется схема длительной атаки вперед-назад-вперед-назад из этой «полупозиции» без возвращения атакующего в исходную стойку. Переход в атаке вперед-назад (например, передняя подножка – задняя подножка), в дзюдо проходит с относительной потерей контроля захватом, в силу тех же трех причин. Кроме того, вязкой силовой борьбе способствует использование низких стоек и односторонних захватов, позволяющих загружать одно плечо соперника двумя руками.
Именно это имеют в виду самбисты, когда говорят о комбинационной борьбе, отсутствующей в традиционном дзюдо. И именно поэтому чистые дзюдоисты их не понимают - для того, чтобы увидеть разницу, надо иметь опыт самбистских поединков. То, что составляет рэнцоку-вадза в дзюдо - 2 приема в связке, еще не комбинационная борьба для самбо.
В современном дзюдо борец с уровня первого разряда в ответ на вязкую борьбу в самбистском стиле просто скинет с плеч дзюдогу, наклонив голову. Опытный борец уж точно дзюдогу плотно не подвязывает и сбрасывание это проводит играючи. И все, нет жесткого сковывающего захвата, конец комбинационной борьбы. Добавьте сюда большую среднюю продолжительность схваток в самбо в силу большей сложности чистой победы, и в итоге дзюдо и самбо различаются уже тактически

В традиционном дзюдо схватки в самбистском вязком стиле и не вели, эстетика движений и поединков иная, очень иная. Отличные ролики в историческом видео доступны в интернете - К. Минфуне + Judo Essence (чуть отвлекусь – особенно каковы вход в аси-гурума и о-гурума! Какая кошачья мягкость движений ног, какая высокая амплитуда выноса колена, Азия, одним словом. Пластика и гибкость европейца совершенно иные. В общем, для ценителей стиля - чистое эстетическое удовольствие). Да и в «Гении дзюдо» А.Куросавы она воспроизведена показательно – борцы прыгают вправо – влево – вперед – назад, борясь за захват (опять же не удержусь отметить технику освобождения от захвата руки сбивом стопой). После долгой борьбы за захват следует одиночный бросок – и все. Оставшееся время фильма проигравший борец лечится, либо его хоронят сразу.
Все это сохранилось и в традиционном дзюдо, как красиво сформулировал на одном из форумов дзюдоист, живущий и тренирующийся во Франции «у нас происходит перекос в сторону ориентации на иппон в ущерб тактике».
Причем это различие подходов к тактике поединка имеет давние исторические корни. С.В.Мишенев в отличной книге «История европейского фехтования» приводит данные анализа останков на месте битвы при Визби (1361г.), где обнаружены скелеты 1185 бойцов: «Во Ингельмарк, проведя тщательный анализ, выявил интересные закономерности. Большинство ударов – 65% нанесены по левой ноге, в основном по голени, причем это не самые сильные удары. Несколько меньше представлены удары по рукам… причем это тоже не самые сильные и одиночные удары. А вот большинство ударов по голове нанесено с предельной силой, причем в 20% случаев сериями…
Вывод однозначен. Воины, сражаясь друг с другом наносили редкие экономичные удары в наиболее доступные места тела… и добившись преимущества, обрушивали на потерявшего контроль противника мощные и меткие удары, вкладывая в них всю силу. Такой принцип сочетания дезорганизующего и добивающего ударов вообще характерен для европейского фехтования и более поздних времен. Для сравнения заметим, что … скелеты, найденные в Японии при Саймокуза, несут на себе следы одного, в основном диагонального или горизонтального, удара по голове»

Еще замечание по поводу кинематики движений. Сначала небольшое отступление – многие специалисты единоборств, анализируя возможности использования смешанной ударно – бросковой техники приходили к выводу о разных координационных принципах базовых движений, не позволяющих сочетать ударную технику карате (требующую прямой спины и жесткого силового принципа дыхания) и бросковую технику, требующую гибкой спины и дыхания в ритме движения. Броски, разумеется, в технике самбо и дзюдо – из раздела рандори, не заломом суставов. Очень интересный анализ приводит Ю.Ю.Сенчуков, развивающий собственную систему на основе хапкидо (www.conten.ru). В своем анализе он пришел к следующим выводам – адепты современного карате не правильно абсолютизируют классические перемещения карате – в широких низких стойках и особенно с прямой спиной. Наклон спины, как это делается в хапкидо и тэквондо, позволяет усилить ударную технику без лишней нагрузки на позвоночник, а главное – комбинировать удары с бросками. По его мнению, до «гимнастического» каратэ Г.Фунакоси эту самую прямую спину никто не абсолютизировал. В общем, очень интересный анализ различных видов единоборств. Много еще всего по указанный ссылке.
Но здесь отмечу другое – исторические движения дзюдоистов в видео К. Минфуне и Judo Kodokan там же. Ведь они движутся с прямой спиной, широченными приставными шагами – стойка дзюдо хантеи на фотографии в книге Д.Кано и в ролике Мифуне – почти каратистская кибадати. Которую Ю.Сенчуков считает неестественным способом перемещений. Когда я начинал учить боковую подсечку в темп шагов – никак не мог ее понять - считал броском, отрабатываемым при надуманном перемещении. Никогда не понимал, зачем учить прием в движении, которое никто никогда в борьбе не использует – ни один борец не будет делать 3-4-5 приставных шагов слева-направо в поединке. Даже обычных, не широких. Решил, что это нужно просто для постановки техники подсечки. А они ведь действительно так двигались! На самом деле! Приставными шагами! И даже широченными приставными шагами. Но ведь это не движения борца. Не борцовская пластика. Само слово «борьба» в нашем языке отнюдь не ассоциируется с легкостью и изяществом.